"Мы в пальто, а тут жара и пальмы": читатели "Вестей" делятся воспоминаниями о первом дне в Израиле

В преддверии приближающегося Дня репатриантов "Вести" обратились к читателям с предложением вспомнить свой первый день на новой родине. В редакцию поступили более 500 рассказов. Среди них есть трогательные, забавные, а также по-настоящему героические, ведь многие из нас приехали в Израиль в дни войн, обстрелов, пандемии. Знакомим вас с частью из них

ВестиОпубликовано 20:26, 08/10/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית

На следующей неделе, 13 октября, в Израиле будет отмечаться День репатриантов. Это самый молодой государственный праздник: в этом году исполняется 5 лет с момента принятия кнессетом закона, утвердившего Йом ха-алия днем официального признания заслуг репатриантов в развитии Израиля. В преддверии этого праздника "Вести" обратились со своей страницы в фейсбуке к читателям с вопросом: "Помните ли вы свой первый день в Израиле? Каким он был?" За сутки под этим постом появились более 500 рассказов. 

Среди них были волнующие, трогательные - но и критические тоже. Между некоторыми читателями завязались дискуссии, а двое выяснили, что прилетели в страну в один день.

Полностью комментарии с рассказами читателей можно прочитать здесь, а ниже мы приводим несколько десятков выбранных редакцией. Термины, понятные только в Израиле, а также общеупотребительные слова на иврите редакция снабдила короткими пояснениями (в скобках, курсивом).



Stella Mordehayev: "Хорошо помню этот день: 13 января 1993 года. Я была беременна первенцем. В самолет села в пальто, а по приземлении нас ждала жара, пальмы и запах мандаринов. Я люблю тебя, Израиль!"

Darea Kerikh: "Прилетела 13 апреля 2000 года. Была поражена запахами израильских цветов. Даже пошла искать на улице, какие растения так приятно пахнут. Ходила и нюхала все!"

Марина Белоусова: "Помню как сейчас: 1991 год, родственники нас не встретили, сказали: "Делайте, что хотите". Заселили в гостиницу, где я пролежала сутки на кровати и хотела повеситься от незнания, как жить в этой стране. Хорошо, соседи начали помогать: кормили, объяснили, куда надо пойти, как рассчитываться израильскими деньгами. Они помогли нам оформиться в банке, в купат-холиме (больничная касса), записать ребенка в школу. Ну а потом мы купили коттедж и родили еще одного ребенка. Я счастлива, спасибо этой стране".

Елена Капаровская: "Этот день я не забуду никогда! 24 марта 1992 года мы вдвоем с 2,5-летним сыном стояли в зале прилета в Бен-Гурионе. Я в недоумении смотрела на орущих и отчаянно жестикулирующих израильтян, плакала и причитала, что хочу обратно в Питер. За пределами аэропорта было +40°... И мы, навьюченные в 2 куртки и одетые в кучу штанов. Так я впервые почувствовала мартовский хамсин. Это было, было, было... И вот с тех пор прошло 29 лет".

Janna Shvarz: "Как сейчас помню: мы ехали из аэропорта через Тель-Авив, и увиденное меня совсем не впечатляло. Я даже решила поспать в дороге, чтобы не расстраиваться. Успокаивала себя тем, что через пару недель вернемся назад - домой. Вот уже 22 года прошло с тех пор. И дома я себя чувствую только здесь, в Израиле".

Alisa Slutky: "Мой первый день в Израиле: жара, по дороге из аэропорта - яркие цветы, вечером - закупка в супермаркете. Потом - сон после перелета и всех впечатлений. А утром - рассвет, тишина и только слышно пение птиц за окном. Никогда не забуду, как пели тогда птицы".

Golberg Jenia: "9 августа 1996 года мы вышли из самолета прямо в хамсин (суховей, особо жаркая погода). Поразила жара. Но в здании аэропорта были мазганы (кондиционеры) и прохлада. Нас, репатриантов, ждало легкое угощение и питье. Каждому разрешили сделать бесплатный звонок в Россию. Затем - оформление документов и дорога в неизвестный нам город Нетивот. Все было замечательно".

Олег Кузнецов: "Конечно, я помню тот день. 4 сентября 1996 года. Я репатриировался по программе НААЛЕ (молодежная программа Еврейского агентства). Нас, всю толпу подростков, привезли в одну пнимию (интернат), покормили, потом вызывали по именам и говорили, кто в какую пнимию едет. Я и еще двое попали в одну религиозную пнимию под Хайфой. Когда туда приехали, вышел раввин, посмотрел на меня в футболке с надписью Prodigy, в рваных джинсах и с намотанной на руке банданой. Дал 15 минут переодеться. Так началась моя жизнь в Израиле".

Elena Lomteva: "Это было 30 августа 2000 года. В шесть утра мы вышли на палубу теплохода, который следовал из Одессы в Хайфу. Сразу же поразила жаркая и влажная погода. Я сразу подумала: если с утра уже такая жара, то что же будет днем? В порту Хайфы мы получили теудат-оле (удостоверение репатрианта), немного денег, и нас повезли на такси из Хайфы в Бат-Ям. Во все глаза мы осматривали пейзаж: неужели он такой, Израиль? Я его представляла совсем другим. Дальше были слезы, смирение, принятие. А через три недели родился сын, первый наш сабра ( ребенок, рожденный в Израиле). Вот уже прошел - нет, пролетел 21 год. И этот сабра уже служит в Военно-воздушных силах ЦАХАЛа. Время неумолимо бежит - и сколько всего было за эти годы. Но главная мысль одна: мы дома! Мы в любимом Израиле, со своими его трудностями и странностями, к которым мы уже привыкли и которые приняли. Израиль теперь такой родной, такой любимый. Когда летаем за границу, то в конце поездки уже так хочется в Израиль, где мы чувствуем себя по-настоящему дома".

Почему рожденных в Израиле детей называют "кактусы" - сабры

Галина Сорокина: "24 июня 1991 года. Вышли из самолета - хамсин, чуть не задохнулись. В зале оформления репатриантов в аэропорту было море людей. Наш самолет сел четвертым. Помню, как в Бен-Гурионе мы пошли в туалет, хотели помыть руки - и не знали, как открыть кран. Оказалось, нужно было просто подставить руки - и все. Удивительно, что это запомнилось. А через 19 лет в этот же день у меня в Израиле родился внук".

Svetlana Kugel-Novikova: "23 сентября 1992 года. Мы летели из почти заснеженной Москвы в зимних сапогах, пуховиках. Прилетели - а тут хамсин! Жесть. Три часа в аэропорту ждали маршрутку, которая должна была отвезти нас в Хайфу (репатриантов доставляют после прилета к первому месту жительства бесплатно, за государственный счет). Иврита не знали, спросить не могли. И тут мой дедушка, инвалид войны с не сгибающейся в коленке ногой, проявил инициативу - да так, что его и без знания языка поняли. Приехали из Бен-Гуриона в Хайфу, к маминой подруге. Я вышла из машины, и первая мысль была "Может, не разгружать багаж, а сразу обратно?". Ну вот как-то одним мгновением и пронеслись 29 лет".

Ирина Ирина: "Отлично помню, 18 марта 2020 года. В мире бушует пандемия. День прилета был моим днем рождения, юбилейным. И юбилей свой я встретила в абсолютно пустом аэропорту Бен-Гурион. В самолете нас было 8 репатриантов. Очень быстро прошли оформление, и всех развезли по адресам. А потом были бесконечные карантины, отчаяние от незнания языка и бытовых моментов - и радость,что я живу в теплой, доброй стране. Сейчас все хорошо, привыкла сразу и к климату, и к местному менталитету, и к особенностям жизни. Я полюбила свою новую родину, приняла ее такой, как она есть, а она меня приняла такой, как я есть, - и спасибо ей за это".

Сева Мостовой: "Мы прилетели 19 февраля 1991 года. Прошли из самолета в зал, где оформляют документы. Вдруг сигнал воздушной тревоги, девушки-солдатки кинулись раздавать противогазы и помогать их надевать. Крики, паника, детский плач... К счастью, вскоре тревогу отменили".

Yulia Gutman: "Это было 5 июня 2000 года. Мне было 8 лет, и первый в жизни полет. Вышли из самолета, а на улице такая жара и влажность - как в бане. Помню, как принесли какую-то еду. Так я впервые попробовала бисли, и мне тааак понравилось! Потом ехали в такси на юг и думали, что бедуинские хибары - это и есть города в Израиле. Испугались немного".

Olga Kanakova: "Я помню тот день - 12 декабря 2014 года. Но если бы кто-нибудь сказал, что мой сын должен будет в боевых войсках вынести тяжелую войну в Газе, потеряет товарищей, и мне надо будет вместо психологов помогать ему находить объяснение всей этой картине, то ни секунды бы я тут не была".

Irina Kapor: "Нам повезло прилететь в пятницу вечером, прямо перед наступлением субботы, когда документы в аэропорту не оформляют. Поэтому нас посадили в автобусы и повезли в гостиницу в Нетании. В йом ришон (воскресенье) привези обратно в аэропорт - оформлять документы. Почему нельзя было в гостиницу прислать пакида (клерка) какого-нибудь, непонятно. А ведь мы добирались в Израиль через Польшу, приехали усталые и замученные. Муж на фотографии для документов аж зеленого цвета получился - от усталости. А потом стало все нормально. В июне исполнилось 30 лет, как мы в Израиле".

Любовь Шадрина: "Память такая вещь, что самые пиковые жизненные ситуации сохраняются навсегда и в деталях. Помнится, мой пес пудель Джони стал на задние лапы, когда нам вручали теудат-оле (удостоверение репатрианта). Посыпались шутки типа "Еще один оле хадаш (новый репатриант)". 24 года на родине пролетели, как один миг".

Anna Anna: "У меня был шок, когда я увидела аэропорт. Потом вообще полный аут, когда увидела Тель-Авив. Я представляла себе Израиль иначе. А мода какая была - комбинации с кружевами и черные кожаные сапоги, и это в августе".

Галина Жук: "Еще бы не помнить! Такое ощущение, что это все было вчера. Апрель 1990-го. Ночь, пьянящий аромат цитрусовых. Очень удивило, что в такой поздний час нас встречали подростки с песней "Шалом алейхем". Было очень трогательно. Нас, только прибывших, было очень много, и почти всю ночь мы провели в аэропорту. Утром поехали в Ришон ле-Цион к родным, которые приютили нас и помогли снять квартиру. А вскоре мы со всеми родными уже отмечали свой первый Песах с афикоманом и веселым чтением Агады. Благодарю всех, кто помогал нам. Кто "учил" нас, обманывая. Это и есть жизнь. Сказать, что было легко? Нет, не было. Всего добились сами, своим трудом. Купили квартиру, родили сабра, отслужили в армии, ну и, конечно, сажали деревья. Мира и процветания тебе, родной Израиль!"

►11 октября в прямом эфире Ynet и "Вестей": конференция по вопросам репатриации


В понедельник, 11 октября, руководители страны, видные общественные деятели, знаменитые репатрианты соберутся на конференцию медиаконцерна "Едиот ахронот", сайтов Ynet и "Вести" при участии министерства алии и Еврейского агентства. Конференция будет транслироваться в прямом эфире.

Каковы подлинные масштабы влияния репатриантов на израильское общество? В каких сферах они добиваются успеха, а в каких - сталкиваются с трудностями? На эти вопросы ответят участники.

В конференции примут участие президент Израиля Ицхак Герцог, премьер-министр Нафтали Беннет, министр обороны Бени Ганц, министр финансов Авигдор Либерман, министр репатриации и интеграции Пнина Тамано-Шата, председатель Всемирной сионистской организации и действующий глава Еврейского агентства Яаков Хагоэль, генеральный директор министерства репатриации и интеграции Ронен Коэн, генеральный директор Еврейского агентства Амира Ахаронович, а также известные репатрианты разных профессий и сфер деятельности. 

Подробности о конференции на русском языке здесь

Подробности о конференции на иврите здесь