Врач посоветовал матери-одиночке не прививаться, и она чуть не умерла

Дана говорит, что выжила только благодаря своей 7-летней дочке, которую не могла оставить сиротой

Мааян Пелег-Авирам, YnetОпубликовано 08:59, 14/09/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: семейный архивДана Даган с дочерью Гайей (Фото: семейный архив)

48-летняя мать-одиночка Дана Даган из кибуца Якум и ее 7-летняя дочь Гайя не виделись целый месяц. Все это время Дана провела в отделении коронавирусной реанимации в тяжелом состоянии, в медикаментозной коме и подключенной к аппарату ECMO. Никто не знал, сумеет ли она выжить. Драматическая история этой женщины стала известна во вторник, 14 сентября, из статьи на сайте Ynet

Дана страдает астмой и аллергией на множество веществ, поэтому семейный врач рекомендовал ей не прививаться. Эта рекомендация сейчас вызывает гнев у ее семьи. "Мне важно донести до всех - прививаться обязательно, - говорит ее старшая сестра Шири Тайхман. - При надобности - под наблюдением медиков. Мы чуть не лишились Даны из-за идеи о том, что риск вакцинации выше риска болезни. Она перенесла COVID-19 в тяжелейшей форме". 

"Я хорошо знаю свой организм, но неизвестно, как бы я перенесла прививку при наличии 12% аллергенов. Я боялась ужасной реакции на вакцину. Впоследствии я привилась под наблюдением врачей. Я не обвиняю семейного врача ни в чем и несу за себя полную ответственность", - говорит сама Дана.

"Если бы мы не настояли, Дана не выжила бы"

Дана заразилась на кибуцной экскурсии, когда один больной заразил всех пассажиров автобуса. Заразились и ее родственники, большая часть которых была привита. Поскольку у Даны были поражены органы речи, она месяц не могла разговаривать - и дала интервью в письменном виде. "Гайя выздоровела через 2 дня, - написала она. - А у меня температура поднялась до 40°, и я неделю лежала в постели дома, а потом меня доставили в больницу "Ланиадо" в Нетании". 

Дану госпитализировали в коронавирусное отделение, ее состояние продолжало ухудшаться. "Мне сказали, что нужно ввести меня в медикаментозную кому и подключить к ИВЛ, а я боялась, что уже не приду в себя, - пишет она. - Лишь когда сестра заверила, что присмотрит за Гайей, я согласилась". 

Родственники опасались, что больница "Ланиадо", где нет коронавирусного отделения интенсивной терапии и аппаратов ЕСМО, заменяющих работу сердца и легких, не справится с лечением, и добились перевода Даны в другую больницу. "Добиться этого было очень трудно, мы задействовали все возможные связи. Если бы мы не настояли, Дана бы умерла - так нам однозначно сказали. Мы смогли перевести ее в последний момент: рано утром она поступила в больницу "Шиба", а через несколько часов ее состояние ухудшилось настолько, что если бы ее не подключили к ЕСМО тем же вечером, то, по словам врача, ее бы не стало. Дана была в критическом состоянии. Врачи боролись за ее жизнь", - объясняет сестра Даны. 

Врачи предупредили родственников, что у большинства больных в таком состоянии здоровье не восстанавливается. "Мы боялись поражения жизненно важных систем, если инфекция доберется до них. Дана пережила фибрилляцию желудочков сердца и скачки давления. Мы уже начали вести переговоры с социальными работниками об опеке над Гайей и приемной семье. Мы пережили тяжелые страхи и тревогу. Когда она еще лежала в "Ланиадо", мы не предполагали, что в любой момент состояние может ухудшиться до критического. У ее дочки во всем мире есть только мама, и она могла лишиться ее в любой момент", - говорит сестра. 

- Что сказали ребенку в такой ситуации?
- Гайя знала, что мама тяжело больна, что ее усыпили ради лечения и общаться с ней невозможно. Мы сказали девочке, что маму лечат лучшие врачи, но в какой-то момент перестали обещать ей благоприятный исход. Нельзя было обещать ничего, малышке только говорили, что мама жива и о ней заботятся.  

- В какой степени сама Дана осознавала тяжесть своей ситуации?
- Она очень боялась потерять контроль над происходящим и хотела бороться самостоятельно. Но она приложила слишком много усилий, и ее легкие переутомились. Понадобилось ее разрешение на введение в кому, пока она была в сознании. Это было сложным моментом. Я поговорила с ней накануне и пообещала позаботиться о Гайе. 

"Вначале я не соглашалась на кому, ведь я в одиночку воспитываю дочь, - рассказывает Дана. - Я боялась, что не выйду из комы, но моя сестра Шири спасла мне жизнь, а младшая сестра Нета взяла Гайю к себе, за что я ей очень признательна. Моя дочка была окружена заботой и любовью, хотя ей, конечно, не хватало мамы". 

Невообразимое чудо

Несмотря на тяжелые прогнозы, Дана смогла выздороветь даже раньше ожидаемого срока. "Произошло чудо: ее смогли отключить от ЕСМО через 10 дней, и она выздоровела вопреки всему, - говорит Шири. - По статистике, в лучшем случае это должно было занять несколько недель, в худшем - несколько месяцев. Но через 2 недели после выхода из искусственной комы Дана встала на ноги, и у нее нет неврологических осложнений. Это невообразимое чудо".

"Я не помню период пребывания в коме, помню только, что меня окружали люди в розовых костюмах, и помню три ярких прожектора, светивших в лицо, когда я проснулась, - говорит Дана. - Я хотела, чтобы опять стало темно: к чему весь этот свет". 

Фото: семейный архивДана после отключения от ЕСМО (Фото: семейный архив)

28 августа родственникам и знакомым послали сообщение: "2 часа назад Дану отключили от ИВЛ, и сейчас она получает кислород через маску. У нее спутанное сознание, она лежит с закрытыми глазами, но, вероятно, что-то слышит. В общем, появилась надежда. Пока что она спокойно обходится кислородом, получаемым через маску. И хотя это требует от нее усилий, мы надеемся, что такое состояние сохранится в ближайшие часы". 

"После выведения из комы меня перевели в отделение усиленного ухода в "Шибе", - пишет Дана. - Оно предназначено для больных, выведенных из комы, нуждающихся в постоянном наблюдении. Вначале мне ввели желудочный зонд - и нельзя было даже пить. Через неделю меня перевели в терапевтическое отделение, и я стала есть творожок и мягкие молочные десерты, а еще через неделю попала в отделение неврологической реабилитации. 

Две недели назад я почувствовала, что должна увидеть дочку. Медики посадили меня в инвалидное кресло, подключенное к кислородной линии, и мои родители привели Гайю. Я почти не могла разговаривать, так что только обняла ее и поцеловала". 

С этого момента началось быстрое выздоровление. "Сегодня я встала с кресла и сделала несколько шагов с ходунками", - сообщает Дана. Это свидетельствует, что ее состояние меняется к лучшему. 

"У нее полностью сохранилась память, отсутствуют неврологические расстройства, но физически она еще очень слаба, - говорит Шири. - Для полного восстановления требуются время и физиотерапевтические процедуры. Со временем она сможет вернуться домой. Были моменты, когда казалось, что это никогда не случится". 

"Лечение в "Шибе" было отличным, и я очень признательна замечательным врачам за свое спасение, - говорит Дана. - Это настоящее чудо. И как приятно вновь начать есть: у меня восстановились обоняние и ощущение вкуса. Я ем творог и наслаждаюсь. Все стало выглядеть для меня иначе и приобрело смысл. Я полна решимости вернуться к нормальной жизни и заново учусь ходить". 

Фото: Адар Смоли-РаднайСлева: Дана и Гайя Даган; справа Дана (крайняя справа) до болезни с сестрами Шири и Нетой (Фото: Адар Смоли-Раднай)

- Как вы объясняете свое чудесное выздоровление вопреки всем прогнозам?
- Я думаю, что это из-за дочери. Мне было ясно, что я должна вернуться к своему ребенку. Я должна была это сделать ради нее и самой себя. Через 10 дней у Гайи день рождения, и я хочу отпраздновать его вместе с ней.

- Что бы вы хотели сказать о вакцине тем, кто сомневается?
- Бегите прививаться. Штамм коронавируса "Дельта" очень жестокий и очень заразный.

■ Подробности на иврите читайте здесь