Бюджет для Израиля: о новаторстве, мегаломании и супермаркете идей

Ведущий экономический обозреватель "Едиот ахронот" препарирует новую финансовую программу

Север ПлоцкерОпубликовано 10:54, 02/09/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Алекс КоломойскийГлава минфина Авигдор Либерман (Фото: Алекс Коломойский)

Кнессет в четверг, 2 сентября, приступил к рассмотрению проекта бюджета на 2021-2022 годы. Помимо этого, правительство представило к голосованию в первом чтении законопроект об экономической программе (первая часть закона об урегулировании экономики – хок ха-хесдерим) и законопроект об экономической эффективности (вторая часть того же закона). 

Весь пакет нормативных документов представляет собой сотни страниц убористого текста: только обе части закона об урегулировании экономики – это 555 страниц! Нет никаких шансов на то, что депутаты успеют прочитать весь этот текст и обсудить его с тщательностью, которой этот документ требует. Депутаты просмотрят документы по диагонали и проголосуют по принципу "и так сойдет". Расплачиваться за невнимательность народных избранников будут простые граждане. 

Не все части этого пакета одинаково важны. Сам проект бюджета утверждает правительственные расходы до конца этого года и на весь следующий. Именно поэтому проект бюджета обладает исключительной важностью для работы правительства: без него министры находятся в тупике, как находилось в тупике предыдущее правительство, сумевшее в последний раз провести бюджет весной 2018 года. 

Подписаться на Телеграм-канал "Вестей"

Бюджетные рамки, представленные на утверждение кнессета, не являются спорными с точки зрения как экономистов, так и депутатов. Ожидаемый бюджетный дефицит в следующем году – 3,9%. Это хоть и больше, чем закладывалось в бюджет три года назад, но на две трети меньше реального дефицита прошлого года и где-то вдвое меньше ожидаемого бюджетного дефицита на 2021 год. 

Прогнозы, сделанные в 2018 году, давно утратили смысл из-за эпидемии коронавируса. Министр финансов Авигдор Либерман принял правильное решение, воздержавшись от введения новых налогов и сокращений, учитывая хрупкое экономическое состояние страны. Можно лишь приветствовать этот прагматичный и профессиональный подход как министра, так и специалистов минфина. 

Вместе с тем трудно понять мегаломанию, которая овладела минфином во всем, что касается закона об урегулировании экономики. Этот законопроект представляет собой целый супермакет идей и предложений, в большинстве своем не имеющих прямой связи с бюджетом.

Он является исключительным в своем роде и опасным для экономической демократии. На его проблематичный характер можно обратить внимание уже во вступительной части: "Этот закон призван исправить другое законодательство и установить стандарты с целью повышения уровня жизни в Израиле, усиления экономического роста, в том числе и на душу населения, увеличения занятости, эффективности производства и конкуренции на рынке, снижения дороговизны жизни в Израиле и сокращения регуляционного давления". 

Этот текст в оригинале написан на ломаном иврите, фраза построена неверно с точки зрения стиля и пунктуации. Юридическим консультантам, составлявшим этот текст, должно быть стыдно. Но не только в грамматике дело. Обратим внимание на уровень пафоса: здесь не хватает только обещания с божьей помощью принести мир и богатство каждому дому Израиля на веки вечные. 

Несмотря на свои 555 страниц, хок ха-хесдерим в его нынешней редакции достаточно скромен по сравнению с первоначальными планами минфина. Из него было убрано немало спорных и недостаточно продуманных идей.

Например, там не найти предложений об открытии рынка овощей и фруктов для конкуренции и прямых дотаций фермерам. Нет там и налога на напитки с высоким содержанием сахара, и других идей, которые озвучивались ранее. 

С другой стороны, непонятно, почему минфин так настаивал на введении сбора за въезд на территорию Большого Тель-Авива в часы пик, в то время как во всех странах, которые ввели подобное законодательство, это относится к сфере влияния местных органов власти. Или почему минфин включил в закон об урегулировании глубокие изменения, которые предполагается ввести в систему правительственной регуляции. Это серьезнейшая реформа, ее нужно обсуждать в рамках отдельного законодательства, а не надежно спрятать в бесконечном тексте закона об урегулировании. 

Совершенно неясно также, почему минфин настаивает включить именно в закон об урегулировании кардинальную реформу страховочных гарантов, которые государство предоставляет владельцам пенсионных касс. Напомним, что Гистадрут рассматривает эту реформу как нарушение базисных обязанностей государства в отношении собственных граждан. Не исключено, что серьезный диалог на эту тему мог бы найти решение, которое было бы эффективным как для израильтян, откладывающих на пенсию, так и для госказны. 

Если министр финансов Либерман действительно хочет войти в историю в качестве министра-реформатора, оказавшего значительное влияние на экономику страны, у него есть исключительный шанс. Он должен прислушаться к мнению юридического советника кнессета и вынести из огромного текста законопроекта об урегулировании реформы, не имеющие к бюджету никакого отношения.  Руководство минфина должно остановить овладевшую им мегаломанию и прислушаться к мнению специалистов. 

Автор - ведущий экономический обозреватель "Едиот ахронот"

Полный текст на иврите - здесь