Диверсии, засады и рейды в тыл врага: как израильтянин Максим воюет за Украину

Бывший офицер ЦАХАЛа с гордостью рассказывает, с каким уважением его боевые друзья относятся к Израилю и его армии

Шимон БриманОпубликовано 11:26, 06/05/2022
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: предоставлено МаксимомМаксим П. во время службы в ЦАХАЛе (Фото: предоставлено Максимом)

Старшему лейтенанту Армии обороны Израиля Максиму П. оставалось полтора месяца до завершения 5-летнего контракта в ЦАХАЛе, когда началось российское вторжение на Украину. Ждать он не стал. По словам Максима, он подал рапорт о досрочном завершении службы, чтобы побыстрее отправиться на защиту страны, в которой родился. 

Родился Максим в городке Бар Жмеринского района Винницкой области. В Израиль репатриировался в 2015-м, в возрасте двадцати двух лет. Мама сейчас проживает в Рамат-Гане. Отец остался в Украине. 

Максим рассказывает, что до репатриации успел закончить Национальную юридическую академию имени Ярослава Мудрого в Харькове. В апреле 2017 года призвался в ЦАХАЛ, потом - офицерские курсы, направление в инженерные войска (андаса кравит). По словам Максима, участвовал в боевых действиях, в том числе в Газе против ХАМАСа.

Молодой человек рассказывает, что у него много друзей в Украине, в том числе среди кадровых военных. Практически все они сейчас на передовой. Свое решение быть рядом с ними Максим считает естественным.

"Никто не говорил мне, мол, не надо ехать. Никто не отговаривал. Были такие, которые интересовались, зачем тебе это. Но запретов никто не ставил и отъезду не препятствовал", - говорит Максим.

Собираясь в Украину, он за свой счет купил всю амуницию. "Скажу доброе слово о наших магазинах: узнав, что я еду в Украину, сами предложили хорошие скидки. Люди старались помочь", - сказал Максим.

Он вылетел в Варшаву, где связался с украинскими представителями. Попутно, по его словам, помог перегнать машину с медикаментами из Польши через границу.

О том, как конкретно проходило назначение в боевую часть, Максим рассказывает в общих словах: "Договорился через знакомых, составил автобиографию, которую переслали в штаб. Вскоре вызвали на собеседование. Спросили, могу ли я сделать то-то и так-то. Ответил - да, могу. Тогда в семь утра выезд, будь готов".

Максим говорит, что получил направление на южное направление, в район Херсона.

"Степи Херсонщины и пустынные районы возле Газы чем-то похожи, хотя тут песка меньше. Но условия для боевых действий сходные", - поясняет Максим. И добавляет, что воевать на открытой местности непросто. Действия командования оценивает высоко: "На рожон не лезут, людей берегут, работают очень с головой". 

Он несколько раз повторяет, что в украинской армии "переживают за людей". В этом, по его мнению, ВСУ схож с ЦАХАЛом. 

По поводу конкретной "боевой работы" Максим почти ничего не говорит. Лишь сообщает, что он здесь "по части очень специфической работы". "Мой опыт позволяет выполнять особые задания, которые обычно поручают элитному спецназу. Речь, скажем так, идет о диверсионно-разведывательной работе, организации инженерных засад с подрывом", - утверждает он. И  добавляет, что "у нас в Израиле очень хорошо готовят офицеров".

По его словам, подразделение, в котором он состоит, не так давно провело рейд "уровня израильской шаетет" (элитный морской спецназ ЦАХАЛа) - скрытый выход на территорию противника и уничтожение важного объекта: "Со стороны Черного моря была высадка. В глубоком тылу у русских. Вышли на точку, заложили "подарок", подождали, шлепнули, отошли". Было ли это в районе легендарной Чернобаевки?  "Нет, там и без нас есть кому работать", - отвечает он.

Максим рассказывает, что у его боевых товарищей есть большой интерес к Израилю и его армии. "У людей тут есть понимание – надо делать, как в Израиле. Быть такими же сильными и независимыми. И что нужно оснастить армию, как в Израиле. И служить, как в Израиле. Они понимают: ЦАХАЛ - это настоящая армия. Все остальное – красиво одетые люди в красивой форме. Израиль уважают и ценят".

Впрочем, есть и такие, которые разочарованы позицией израильского руководства. Считают, что пора бы уже определиться. При этом различают политику и настроения в обществе. И народу Израиля благодарны и за помощь беженцам, и за гуманитарку. 

"Как ко мне здесь относятся? - говорит Максим. - Как к человеку, который, не будучи никому и ничем обязанным, приехал помогать в тяжелую минуту. Хорошо, в общем, относятся. С большим уважением". 

Максим попросил не называть его полного имени и размыть изображения (он прислал нам фотографии периода службы в ЦАХАЛе, но нынешние - нет, по соображениям секретности), чтобы не пострадали его родные, проживающие в Украине. После победы обещал "предстать во всей красе".

"Израиль и Украина в равной степени дороги моему сердцу", - говорит Максим. И особо добавляет, что поехал в Украину - по зову сердца, добровольно. Никаких денег, разумеется, от Украины не получает.

"Буду воевать до победы": Виктор Фридман отправился в Украину и сражается в "израильском спецназе"

Сергей и его друзья отправились в Украину воевать против Путина

По оценке главного раввина Украины Моше Реувена Асмана, около двухсот граждан Израиля добровольно сражаются в рядах украинской армии. Рассказ Максима П. – это одна из двухсот израильских историй этой войны.

Автор - израильский журналист, уроженец Харькова