Самый волнующий клип года: рэпер Стас написал песню о спасенной в Израиле маме

В преддверии праздника Рош ха-Шана "Вести" выбрали самых ярких персон года среди репатриантов - людей, которые совершили в уходящем 5781-м еврейском году нечто особенное, что стоит узнать всему Израилю. В нашу выборку попали рэпер Стас Шварцман и его клип, посвященный спасению мамы

Ноа Лави, Вести Опубликовано 16:36, 02/09/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Александр ГраковскиСтас Шварцман (Фото: Александр Граковски)

В разгар эпидемии коронавируса израильский рэпер Стас (Станислав Шварцман) снял необычный музыкальный клип, посвященный маме Нелли, которая перенесла операцию по пересадке печени. Накануне праздника Рош ха-Шана Стас рассказал "Вестям" историю волнующего видео.

"Я назвал песню "Мама", - говорит музыкант. - Мама перенесла операцию несколько лет назад, но мне потребовалось время, чтобы осмыслить, насколько это повлияло на мою жизнь. Клип сопровождается отдельным небольшим документальным фильмом при участии моей мамы. Я хочу привлечь внимание к важности донорства органов и показать, как такие решения спасают жизнь людей. В данном случае - самого близкого мне человека, моей мамы", - рассказал Стас в интервью "Вестям".

Стасу Шварцману 38 лет, он родился в Казахстане, репатриировался в 1991 году. Как он сам говорит: "Я был маленьким, но приехал с Большой алией". 

"Наше путешествие из Алма-Аты в Израиль было долгим: сначала мы приехали в Москву, затем в Румынию, и лишь оттуда на Землю обетованную. В Израиле мы оказались в разгар войны в Персидском заливе", - вспоминает музыкант. 

Фото: семейный альбомСтас в детстве с мамой (Фото: семейный альбом)

"Когда мы приземлились в аэропорту  Бен-Гурион и оформляли израильские документы, маме предложили записать меня более простым именем, чем Станислав. Одним из вариантов был "Став". Я спросил, что это значит. Мне перевели: "Осень". Тогда я ответил: "Но я же родился весной". Так я остался при своем имени", - смеется он. 

Сначала семья поселилась в Тверии. Вокруг было много репатриантов, но постепенно они разъехались по разным городам, и подростку-репатрианту пришлось выстраивать новый образ, который помог бы завоевать популярность среди коренных израильтян.

"Я увлекся спортом. Родителям это не слишком нравилось, но мне было по душе. Затем в средней школе в мою жизнь вошел хип-хоп. Я стал участником группы, наконец-то стал чувствовать себя "своим", понял, что на меня обращают внимание. А затем уже во время службы в армии я познакомился с рэпером Ильей по прозвищу Базука. 

Он тоже был "русским", из Бат-Яма. После демобилизации мы создали собственный коллектив, записали альбом, наш клип даже попал на 24-й канал. Мы выступали на фестивалях, и все это было здорово, но мы взрослели и понимали, что нужно обзавестись профессией и зарабатывать деньги. Илья пошел учиться на факультет сельского хозяйства, а я - в Междисциплинарный центр в Герцлии, на юридический факультет и менеджмент. По окончании получил академическую степень и устроился работать в адвокатскую контору". 

Болезнь мамы

В ноябре 2011 года Нелли Розин-Шварцман было 52 года, она работала инженером в компаниях по охладительным системам.

"Я знал, что у мамы проблемы с печенью, но она делала анализы, наблюдалась у врача. Однажды я пришел к ней в гости. Она выглядела очень усталой и попросила меня что-то поднять домой из ее машины. Я спустился вниз и обнаружил, что кондиционер в машине установлен на 30 градусов. Так я понял, что с мамой происходит что-то серьезное. Но тогда еще не представлял насколько".

Выяснилось, что Нелли требуется пересадка печени. Вся надежда была только на донорский орган. Стас, единственный сын в семье, бросил работу в адвокатской конторе и вместе с отчимом посвятил все время заботе о маме.

Фото: MagnetinaСтас с мамой и отчимом на собственной свадьбе (Фото: Magnetina)

"Это было очень тяжело, не говоря уже о чудовищной моральной дилемме: ведь выходит, ты ждешь, чтобы кто-то умер, а твоя мама получила возможность жить", - признается Стас.

"В мае 2012 года это произошло. Маму пригласили на операцию трансплантации. Она длилась 8 часов. Мы извелись от волнения. Для меня это стало переломным моментом. В ту минуту наши с мамой роли полностью изменились. Из "ребенка" я стал тем, кто заботится о собственных родителях.  Операция прошла успешно, печень прижилась. И хотя маме предстоит всю жизнь принимать лекарства и следить за своим состоянием, но главное - она жива, она с нами. Она вынуждена была оставить работу, а из-за эпидемии коронавируса ей приходится много сидеть дома".

- Знаете ли вы, кто подарил ей эту необыкновенную возможность, чей орган получила ваша мама?

- Мы принесли в больницу благодарственное письмо, нам было очень важно поблагодарить семью донора за такое благородное решение. Оказалось, что донор был из Самарии. Это был очень особенный человек, его органы спасли еще 4 больных кроме моей мамы. Конечно, сложно передать всю степень моей благодарности его семье, принявшей такое решение, несмотря на боль собственной утраты.

В период болезни и реабилитации мамы Стас забросил музыку - не было ни времени, ни вдохновения. Однако несколько лет назад во время отпуска в Берлине он случайно попал на концерт, где его пригласили подняться на сцену и выступить.

"Я очень волновался, так как уже десять лет не выступал. Но все прошло прекрасно! Это меня так вдохновило, что после возвращения в Израиль я постепенно вернулся к творчеству и сегодня сочетаю работу в собственной адвокатской фирме с созданием музыки. Для меня это не просто творческая отдушина: я поднимаю социально важные темы, как, например, в клипе "Оле хадаш", выпущенном в 2019 году.  

"С первых лет в Израиле я пытался скрыть свою "русскость", - признается музыкант "Вестям". - У меня даже нет акцента. Но в армии мне вдруг стало важным слышать русский, говорить по-русски. И в этом клипе я переосмысливаю свой путь к самоидентификации, к тому, как Израиль принимает "чужих", хотя на самом деле все мы здесь, в стране репатриантов, - свои. Помню свой подростковый гнев, как непросто было искать себя в новой среде, но в последние годы я чувствую необходимость как бы озвучивать репатриантов, выросших в 1990-х. Сегодня я понимаю, что культурные различия между нами - это не клеймо, не какой-то дефект, которого нужно стесняться, - это привилегия, особый случай мультикультурности, существующей только в Израиле".

В музыкальной деятельности Стаса поддерживает супруга Юлия. У пары 3-летняя дочь, а в сентябре они ожидают пополнения семейства. Свои музыкальные работы Стас выставляет в YouTube под именем STAS סטאס

В конце интервью Стас просит особенно отметить, что сделал историю своей мамы общественным достоянием не ради "продвижения в искусстве".  "Это очень личный проект, и его подлинная цель - показать, что переживает семья человека, чья жизнь висит на волоске. Вся наша семья подписала донорские карты "Ади" (Национального центра пересадки органов). Желание передать после смерти свои органы для спасения других людей учитывается при предоставлении очереди на пересадку. Я хочу, чтобы люди знали о такой возможности, и моя песня - это мой личный способ передать эту информацию всему Израилю".