Повторит ли Беннет судьбу Ганца: так они выиграют от развала правительства

До сих пор с Ганцем и Беннетом происходили схожие политические процессы, но настал ли переломный момент и что он им сулит?

Вести-YnetОпубликовано 18:39, 17/06/2022
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Йоав ДудкевичГанц и Беннет (Фото: Йоав Дудкевич)

Два совершенно разных и далеких друг от друга в идеологическом смысле политических персонажа в Израиле проходят идентичные процессы, но пока неясно, разделят ли общую судьбу. Нафтали Беннет и Бени Ганц. Об общих чертах и различиях между ними рассуждает 17 июня политический обозреватель сайта Ynet Моран Азулай. 

Каждый из них пережил существенную трансформацию, о которой раньше и помыслить-то было невозможно, пишет Азулай. Каждый из них пошел против собственного лагеря, против главных своих предвыборных обещаний. Ганц – когда вошел в правительство Биньямина Нетаниягу, несмотря на обещание этого не делать. Беннет – когда сформировал правительство перемен с РААМ и МЕРЕЦ. Оба подверглись тяжелейшей критике со стороны своих обманутых сторонников.

Оба объясняли свою гибкость желанием предотвратить хаос, - то есть, новые выборы, продолжает перечислять политический комментатор Ynet. Однако оба выигрывали для себя личную и политическую выгоду – пост премьер-министра в паритетном правительстве. В обоих случаях такой расклад подразумевал сложный и многообразный состав коалиции, широкое правительство и постоянные коалиционные кризисы.

Как Ганца, так и Беннета окружали люди с большим эго, находившиеся друг с другом в конфликте и не упускавшие возможности устроить разборки. Ни не, ни другие не поняли, что они в этом раскладе ничего не значат. Все сводится к их боссам.

В результате созданные ими политические структуры начали постепенно рассыпаться сверху вниз. Ганца покинула почти половина его однопартийцев. Беннета покидают его приближенные.

И Ганц, и Беннет, сначала декларировали конкретные цели своих партий. А потом – каждый в свое время – бросили их. Ганц создал Кахоль-Лаван, чтобы стать альтернативой Нетаниягу, а потом присоединился к нему, Беннет создал Ямину, чтобы она была правее Ликуда, а в итоге сформировал коалицию с левыми без Ликуда и ортодоксов.

И Ганц, и Беннет поплатились за свои маневры политическим статусом. Опросы указывали на утрату ими популярности. В итоге, именно их соратники поставили им палки в колеса. В случае Ганца это были члены его партий – Асаф Замир, Мики Хаймович и Рам Шефа. В случае с Беннетом это его однопартийцы Амихай Шикли, Идит Сильман и Нир Орбах.

Возможно, на этом сходство заканчивается, и начинается урок, который Беннет может извлечь из опыта Ганца, считает Моран Азулай. Свалившись в пропасть после развала правительства с Нетаниягу, Ганц смог подняться. Он остался с маленькой, но сплоченной командой, которая научилась эффективно сотрудничать. На последних выборах он получил больше, чем многие от него ожидали. А на следующих выборах он может стать одним из ведущих политических игроков. Возможно, ключевым.

Здесь напрашивается вопрос: разделят ли они общую судьбу и дальше? Превратится ли Беннет, как Ганц до него, в свободную политическую птицу, освобожденную от обязательств перед своим традиционным электоратом? И сможет ли добиться успеха в новом качестве? Или выдаст совершенно иной результат, который ознаменует его политический конец.