Как маленький Израиль за 6 дней разгромил три армии: украинцам на заметку

10 июня Израиль отмечает годовщину победы в Шестидневной войне. Журналист Александр Пасховер, новый репатриант из Украины, объясняет, какие уроки этой войны стоит изучить украинцам и вспомнить израильтянам

Александр Пасховер, публицист, новый репатриант из УкраиныОпубликовано 19:30, 10/06/2022
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Давид РубингерДесантники израильской армии у освобожденной Стены Плача в Иерусалиме. Одна из самых известных фотографий Шестидневной войны (Фото: Давид Рубингер)

Победа в Шестидневной войне в июне 1967 года коренным образом изменила Израиль, превратив бедную агарную провинцию в крупного регионального и даже транснационального игрока. Как это удалось стране, которую с трудом можно было разглядеть на карте, и чьей армии пришлось противостоять вооруженным силам сразу трех государств, поддерживаемых сверхдержавой? 

Недавно Натан Щаранский, некогда советский диссидент, член израильского парламента, правительства и всевозможных общественных организаций, рассказал мне анекдот, который ему рассказал президент США Рональд Рейган.

Москва. СССР. Глава правительства Алексей Косыгин жалуется генсекретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу:

- Американцы так на нас сильно давят. Может быть, уже отпустим этих евреев?

- Но если мы дадим им свободу эмиграции, - отвечает Брежнев, - то в стране останутся разве что ты да я.

- Говори только за себя, - отвечает Косыгин.

Сегодня я вспомнил этот почти документальный анекдот, потому что в нем отражены сразу два судьбоносных явления, которые после событий июня 1967-го, а вернее в результате оных, навсегда изменили еврейский мир, да и весь мир тоже. И я как еврей из Украины настоятельно рекомендую украинцам присмотреться в это историческое зеркало. Впрочем, израильтянам тоже. 

Итак, 55 лет назад, 10 июня 1967 года, Израиль завершил свою самую блестящую военную операцию против ополчившихся объединенных сил Египта, Сирии, Иордании и помогавших им Ирака, Ливана и Саудовской Аравии. В историографию эта война вошла под названием Шестидневная. В тот же самый день СССР "поздравил" израильтян, разорвав дипломатические отношения Москвы и Тель-Авива, так как был стороной конфликта, хотя того официально не признавал. Так что "настамнет" прозвучало из Москвы гораздо раньше, чем в приснопамятный 2014 год, во время российской оккупации  Крыма и Донбасса. 

Так или иначе, всего за одну неделю июня 1967 года маленькое еврейское государство, едва заметное на карте Ближнего Востока и совсем незаметное на карте мира, превратилось из объекта в субъект международной политики. Вспоминая те годы, все тот же Шаранский, который тогда еще жил в СССР, рассказывал мне: "Все вокруг смотрят на тебя и спрашивают: как вы, евреи, это сделали? И тогда мы в подполье стали читать про Израиль, учить собственную историю".

Фото: Давид РубингерПремьер-министр Израиля Леви Эшколь, уроженец Украины, в период Шестидневной войны (Фото: Давид Рубингер)

Отличная идея – учить историю. Теперь о Шестидневной войне 1967-го года написаны сотни книг, статей, сняты десятки фильмов. Так что нет смысла пересказывать ее сюжет. Я просто хочу напомнить о пяти любопытных фактах из пролога, хода и последствий той войны, которые изменили наш еврейский мир, и они же помогут изменить нынешнюю Украину. Если, конечно, украинцы извлекут еврейские уроки из Шестидневной войны. Чтобы убедиться, что я ничего не забыл, я позвонил профессору Бар-Иланского и Ариэльского университетов Зеэву Ханину, чтобы высказать ему свои предположения и главным образом выслушать его уточнения на тему, как Шестидневная война до неузнаваемости изменила наш лучший из лучших миров. 

1. Американизация Израиля

Начну с любопытного эпизода. 3 июня 1967 года только что назначенный директор Мосада Меир Амит срочно улетел в США на встречу с коллегами ЦРУ и сотрудниками Госдепа. "Война неминуема, - сообщил он американцам. - Что вы намерены сделать, чтобы нам помочь?" Но в ответ услышал лишь слова глубокой обеспокоенности. 

Амит пересказал суть своей беседы израильскому премьер-министру Леви Эшколю. "Все ясно - ответил тот. - Мы остались в одиночестве". Впервые Израиль в одиночестве выступил против многократно превосходящих сил врага и победил. Как говорит Зеэв Ханин, "американцы крайне благодарны Израилю, что израильтяне решили проблему сами, показав, что СССР и их прокси являются колоссом на глиняных ногах". То есть "вторая по мощности армия мира" уже в 1967-м довольно громко плюхнулась в лужу, где и пребывает по сей день. 

Фото: Давид РубингерИзраильские танки во время Шестидневной войны (Фото: Давид Рубингер)

В результате: с июня 1967 года, после того как Израиль продемонстрировал свою самодостаточность, США признали израильтян полноправным партнером, а не ситуативным сателлитом на Ближнем Востоке. Израиль также стал первой в мире страной, ставшей "основным союзником США вне НАТО". Эта перемена навсегда изменила Израиль, его роль в глобальной, региональной, локальной политике. 

2. Экономика должна быть 

Накануне Шестидневной войны в Израиле процветала высокая безработица. Темпы экономического роста замедлялись. Внутренний промышленный спрос удовлетворялся в основном импортом. Маленькое аграрное государство с квазисоциалистическими методами ведения хозяйства в полной мере зависело от международной помощи. 37% бюджета страны уходило на обеспечение ее обороны и безопасности. 

После военный выбор израильтян в пользу США и разрыв с СССР привел к массированной финансовой и военно-технической помощи со стороны американцев и следующих в их фарватере стран западного мира. В итоге интенсивное развитие научно-исследовательских работ с 1967 по 1972 годы утроило инвестиции в израильский ВПК. Местные компании стали производить сложную военную технику: ракеты, самолеты, танки, системы ведения боя не только для внутреннего рынка, но и на экспорт. С 1974 по 1987-й экспорт продукции ВПК (Израиль) увеличился со 100 млн долларов до 1,1 млрд, а экспорт продукции сектора высоких технологий вырос с 422 млн долларов до 3,3 млрд (все в ценах 1987 года). 

Для такой перестройки Израилю пришлось отказаться от прежнего, социалистического пути развития, который к 1950-му себя уже полностью исчерпал. Система, в которой доминировала государственно-профсоюзная экономика с обязательным ее атрибутом – высоким уровнем монополизации - постепенно ломалась. Во всех секторах стали появляться крупные корпорации с иностранным капиталом. Все меньше групп населения зависели от государевой милости, от лицензий, разрешений, субсидий, дотаций, экспортных квот. 

Победа в войне 1967-го, ну а потом и 1973-го ускорила процесс экономической реструктуризации общества и изменила политическую модель Израиля. Из "полудемократии" она стала фактически двублоковой политической моделью. 

3. Опыт, сын ошибок трудных

Фото: Давид РубингерМоше Даян после победы в Шестидневной войне у Стены плача в Иерусалиме (Фото: Давид Рубингер)

Победа в Шестидневной войне подняла военный престиж израильской армии. Премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю в своей книге "Из третьего мира в первый" уделил этой стороне вопроса целую главу. "Израильтяне были компетентны в передаче военных навыков, они также обучали нас той военной доктрине, на которой эти навыки основывались, - пишет Ли Куан Ю. - Что бы они ни делали, их действия изучались и дублировались сингапурскими коллегами от командиров взводов и рот до начальника Генерального штаба". 

Правда, здесь речь шла еще про 1965 год. Но вот далее интересное уточнение сингапурского лидера: "Когда в июне 1967 года вспыхнула арабо-израильская Шестидневная война, в которой израильтяне не были побеждены, мы почувствовали облегчение, иначе наши военнослужащие могли бы утратить доверие к израильским инструкторам". 

Впервые в мире: в Израиле создана самая продвинутая противотанковая ракета – видео

4. Вопрос спорный: территории

Ну и, конечно, важнейший результат июньской победы 1967 года - это прирост территориями. Это не простое расширение земель, добытое в оборонительной битве, это пояс израильской безопасности. Особенно когда речь идет о Голанских высотах. Территориальная глубина даже в наше время играет важную роль. Профессор Ханин, например, вспоминает, что в январе 2022 года израильский Совет национальной безопасности пришел к однозначному выводу: фронтальные войны образца XX века сегодня невозможны. "И вот тебе пожалуйста - 24 февраля, - говорит профессор. - Все, оказывается, возможно. Мы-то думали, что живем в эпоху гибридных войн, спецопераций, звездных и кибервойн". 

Лобовое нападение российской армии на Украину вернуло Израиль к пониманию того, что территориальная глубина между твоей страной и потенциальным противником все еще имеет значение и играет в пользу безопасности Израиля. Этот вывод ведь тоже - наследие Шестидневной войны.

5. Репатриация

Добытая в июне 1967-го победа открыла второе дыхание для алии, которая к 1960-му практически иссякла. К тому времени все евреи, кто хотели, уже переехали в Израиль. Кто обосновался на Западе, тот еще мог бы приехать, но уже не хотел. А те, кто остались на Востоке, - еще хотели, но уже не могли. Так бы все и шло по затухающей, и идеям сионизма неоткуда было бы подпитываться живой силой. Но разгром объединенных арабских армий вооруженными силами Израиля взбудоражил мир, даже за железным занавесом все зашевелилось. 

Нет сомнений, что победа в Шестидневной войне стала предтечей большой репатриации советских евреев. Если в 1970 году в Израиль смогли выехать только около тысячи советских евреев, то в 1971-м – уже 13.700, в 1972-м - 29.800, а в 1973-м – свыше 34.000. Тогда и родился тот анекдот, который в 1980-х Рейган рассказал Щаранскому, а в 2022-м - Щаранский рассказал мне, новому репатрианту. 

Сверхмотивированные и высокообразованные советские и постсоветские евреи стали основой экономического, социального, культурного чуда Израиля. 

Фото: из личного архива Александр Пасховер (Фото: из личного архива )

Это, конечно, лишь малый взгляд на события 55-летней давности и их последствия. Но и этого достаточно, чтобы заметить: победа Израиля в войне 1967 года показала преимущество технологического превосходства и институционального совершенства над просто численным преимуществом, демократии - над деспотией, лидеров - над вождями. 

Кстати, упомянутые мною директор Мосада Амит и премьер-министр Израиля Леви Эшколь - родом из Украины. Родители первого прибыли в Израиль из Харькова, ну а Эшколь – уроженец Винницкой области. Так что в победе в Шестидневной войне есть и украинский след. Только для того, чтобы украинцам повторить израильский путь, этого слишком мало, даже при наличии президента-еврея.