Надо вызволить израильтянина из российского плена. Мнение

Публицист Нателла Болтянская приводит примеры обмена пленных и заключенных и призывает Израиль вступиться за своего гражданина

Нателла Болтянская, специально для "Вестей"Опубликовано 11:21, 01/07/2022
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото из личного архиваНателла Болтянская (Фото из личного архива)

Гражданин Израиля Владимир Козловский, долгое время проживавший в Украине, попал в плен к пророссийским сепаратистам возле города Лисичанск. Важнее всего сейчас – что предпринимает израильский МИД для освобождения соотечественника. Пламенная Мария Захарова в эфире радиостанции, вещающей на краденной частоте (уж мне ли бриллиантов не знать), ранее заявляла про израильских наемников в Украине. Скорее всего, подобная артподготовка ведется в качестве месседжа всех, кто предполагает воевать за Украину. Но мы сейчас о конкретном израильтянине.

В итоге, вопрос освобождения Козловского - в любом случае вопрос переговоров. Такого рода переговоры и обмены практикуются не со вчерашнего дня. Что-то мне подсказывает, что особой любезности от россиян в текущей обстановке ждать не следует, скорее – разгорающегося аппетита. Но переговоры вести необходимо, особенно учитывая риторику Захаровой. Россия все время подчеркивает, что к наемникам постулаты Женевской конвенции не относятся, хотя Козловского ни в коем случае наемником считать нельзя.  

Израильтянин Владимир попал в российский плен во время боев на востоке Украины 

 Владимир Козловский. В руках - теудат зеут, израильский паспорт

Принципиально важно, что смогут, а главное, захотят сделать израильтяне. Два года назад, когда в Минске задержали израильтянина Александра Фрумана, я говорила с ним после его освобождения. Очень вкратце – Фруман приехал с женой в Беларусь туристом в разгар протестов. На улице сфотографировал автобус с космонавтами, был жестко задержан, избит. Белорусского гражданства у Фрумана не было, к нему не относилось правило о том, что обладатель второго (двойного) гражданства на каждой территории подчиняется именно ее законам. Освобождение Фрумана заняло несколько суток. Он сам неоднократно подчеркивал, что среди задержанных было немало иностранных граждан, которых встречали на выходе дипломаты Польши, Литвы и других стран. Израильских дипломатов среди встречавших не было. Мало того, когда через полтора месяца арестовали, судили и оштрафовали семь человек, возлагавших цветы к памятнику погибшим в гетто в Слуцке, посольство не среагировало. МИД Израиля смолчал.

תמונה כלליתНаама Иссахар (в центре), ее мама (слева) и российский хакер Алексей Бурков

Другая история с делом Наамы Иссахар. Там шла речь как раз об обмене - Иссахар на хакера Алексея Буркова, арестованного в 2015 году в Израиле по запросу американских властей. И информированные источники уверяли, что, если Бурков поедет не в Штаты, а в Москву, то и Иссахар сразу отправится домой. В итоге Нааму "обменяли" на Александровское подворье. Но там тоже  не получилось, хотя главное – Иссахар не в российской тюрьме.

Русская сделка: как Нааму меняли на подворье в Иерусалиме

Такого рода обмены не редкость для советской/российской политики. В 1930-е годы меняли сына Чан Кайши на советского резидента Якова Бронина.  В 1962-м меняли летчика Пауэрса на Абеля. В 1963-м – американца Марвина Макинена и пастора Цишека на супружескую пару Егоровых. Многие вспомнят историю обмена Владимира Буковского на чилийского коммуниста. И неприличную частушку "обменяли Корвалана на Володьку хулигана. Где найти такую…, чтоб на Брежнева сменять?"  Натана Щаранского тоже обменяли в итоге на пятерых советских разведчиков.

Впрочем, ни Щаранского, ни Буковского не арестовывали лишь затем, чтобы обменять. Это была такая ситуативная коммерция. А вот история с потомком декабриста, американским журналистом Николасом Данилоффым была спланированной акцией.  В августе 1986 года в Нью-Йорке арестовали советского шпиона Геннадия Захарова, и ему грозил очень большой срок. Захаров во всем признался. Когда арестовали Данилоффа, президент Рейган сразу предложил Конгрессу США обменять одного на другого. Впрочем, Президента США законодатели проинформировали, что, если уж поощрять советскую торговлю людьми, то пусть СССР платит по специальным тарифам. В дополнение к Данилоффу освободили и выпустили из СССР председателя Московской Хельсинкской группы Юрия Орлова. 

Находящийся сегодня в российском лагере Пол Уилан сегодня все ждет от правительства США переговоров и дальнейших шагов… Дело Наамы Иссахар известно и закончилось освобождением. Ну, а Александровское подворье пока на месте...

Хотя, если речь идет о человеческой жизни, - обмен, переговоры, черта в ступе, что угодно, если можно хоть как-то помочь ближним. Только не молчать. Был такой печальной судьбы человек Александр Долган (иначе Долгун).  Его отец в тридцатые годы приехал в СССР по контракту – тогда советская власть очень звала и ждала квалифицированных специалистов, об этом однажды поговорим отдельно. Потом Долгану-старшему предложили продлить контракт. Он согласился, при условии, что советская власть оплатит переезд его семьи из США. Потом пытался и не мог вернуться.  В 1943 году 17-летний Александр устраивается на работу в посольство США. А в 1946-м его сестра Стелла в результате личного обращения британского посла в СССР к Сталину получила разрешение на брак с британским летчиком и уехала (заключение брака с иностранцами для советских граждан было практически невозможно, законодательный запрет с 1947-го).

А в 1947 году Долгана арестовали.  Его сестра Стелла, не получив от брата рождественской открытки, поняла, что случилась беда, и обивала пороги всех возможных чиновников, обращалась к пяти президентам США. А ей говорили, что переговоры и запросы могут только усугубить опасность для жизни Александра. Но Стелла продолжала. Долгана освободили из лагеря в 1956-м, с условием, что он не будет пытаться контактировать с американскими представителями. А выехать ему удалось аж в 1972-м – благодаря непрекращающимся усилиям его сестры. Так что переговоры обязательны. Результат необязательно скорый.

Автор - публицист, журналист закрытой в России радиостанции "Эхо Москвы", исследователь антисоветского сопротивления