МЕРЕЦ обречен на исчезновение: почему левым не осталось места в израильской политике

Уход этой партии завершит продолжительный процесс, начавшийся еще в 60-х годах прошлого века

Нахум БарнеаОпубликовано 11:04, 20/06/2022
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Йоав ДавидковичРайда Ринауи-Зоаби (Фото: Йоав Давидкович)

Сразу три коалиционные партии балансируют сегодня на грани электорального барьера: РААМ, Тиква хадаша и МEРЕЦ. У каждой из них - свои проблемы.

РААМ выживет: даже если эта партия пропадет из кнессета, она по-прежнему будет присутствовать в мечетях. Тиква хадаша была создана лишь для того, чтобы обеспечить "электоральную занятость" для разочарованных в Нетаниягу. Если опросы общественного мнения отражают реальное положение дел, эта идея себя исчерпала. Хотя избиратели, предпочитающие "другой правый лагерь" - без бибистов и каханистов, - все еще существуют, их, по всей видимости, недостаточно для того, чтобы оправдать существование отдельной партии.

История с партией МЕРЕЦ более драматична. Ее уход ознаменует окончательное исчезновение левого лагеря в израильской политике. И станет завершением продолжительного процесса, начавшегося еще в 60-х годах прошлого века.

Подписаться на Телеграм-канал "Вестей"

Исчезновение левого лагеря было постепенным: избирателей становилось все меньше, их энтузиазм остывал. Левые партии были вынуждены объединяться в более крупные. МЕРЕЦ был создан в 1992 году в результате объединения списков МАПАМ, Рац и части партии Шинуй. В последние годы он попадал в кнессет только благодаря так называемым "геволд-кампаниям", в ходе которых колеблющийся электорат запугивали перспективой получить "кнессет без левых".

Есть партии, исчезающие с политической арены потому, что их основная идея слишком конкретна и однозначна. МЕРЕЦ страдает от противоположной проблемы: он "тонет" из-за переизбытка идей. МЕРЕЦ - за мир, против оккупации, за экологию, за фермеров, за равенство между евреями и арабами, за решение социальных проблем, за периферию, за либеральные ценности, за сионизм, за ЛГБТ, против религиозного диктата, за правовое государство, против Нетаниягу. Это целый супермаркет идей, полки которого выглядят слишком перегруженными. 

Казалось бы, каждый, кто может найти отражение своим политическим воззрениям в платформе МЕРЕЦа, должен голосовать за эту партию - а это как минимум 40 мандатов. Но избиратели устроены иначе. Благие намерения их интересуют меньше всего, усилия - тоже. Их интересуют результаты. Поэтому потенциальные сторонники МЕРЕЦа голосуют за другие партии, но не за эту.

Нынешний лидер партии МЕРЕЦ Ницан Горовиц - яркий представитель ЛГБТ-общины, его послужной список безупречен. И тем не менее активисты ЛГБТ не голосуют единодушно именно за МЕРЕЦ. Один из трех министров от этой партии и двое из шести депутатов кнессета - арабы. МЕРЕЦ немало делает во имя интересов арабского сектора в Израиле, но получает взамен число голосов, едва ли достаточных для одного мандата. При этом партия практически не получает голосов ни от жителей периферии, ни от слабых слоев населения, ни от противников религиозного диктата, ни от демонстрантов с улицы Бальфур. 

Тот, кто стремится к абсолютной справедливости во всем и всегда, в итоге воспринимается идеалистом не от мира сего. То же самое и с политическими партиями. МЕРЕЦ уже давно не способен пробудить энтузиазм у своих избирателей. Сегодня он способен лишь их утомить и усыпить. 

Таким образом, у партии МЕРЕЦ есть проблема, и Райда Ринауи-Зоаби никак не является ее причиной и решением. Место для представителя израильских арабов было забронировано в партийном списке лично Горовицем, на которого давили снизу и требовали привести в кнессет новые лица. Ринауи-Зоаби никогда не была активисткой МЕРЕЦа, у нее не было ни политического опыта, ни сторонников. Ее основным и единственным интересом была и остается она сама. В оппозиции этот номер еще как-то может пройти, но от члена коалиции требуется большее. 

На данном этапе уже не важно, останется ли Зоаби в кнессете или уйдет в отставку, - удар, который она нанесла МЕРЕЦу, невозможно нивелировать. Политическая партия может многое себе позволить, кроме одного - выставить себя в глупом виде в глазах своих избирателей. Именно это Ринауи-Зоаби устроила партии, сделавшей ее депутатом кнессета. 

Что будет дальше? Вероятно, в ближайшие месяцы на партию Авода будет оказываться давление включить в свою первую десятку двух представителей МЕРЕЦа. Пока Мейрав Михаэли держит удар: она видит будущее своей партии (Авода) в центре политической арены. Потому что левые так или иначе исчезнут. Они исчезнут и из партии ХАДАШ, превратившейся в националистическую арабскую партию. Ее еврейские представители настроены еще более радикально, чем арабские. 

Левые идеи, конечно, никуда не денутся. Они сохранятся в культуре, в академических кругах, СМИ. Они сохранятся и благодаря ненависти бибистов к самому понятию "левые". Ведь убежденным бибистам не важно, присутствуют левые партии в кнессете или нет. Для них левыми являются даже Беннет и Шакед. 

Мне доводилось несколько раз бывать в Южной Африке в период, предшествовавший крушению режима апартеида. Белое население страны делилось на африканеров и англосаксов. Африканеры говорили на языке африкаанс, тогда как англосаксы - на английском. Африканеры заправляли делами в политике, в армейском командовании, в государственных системах, англичане занимались бизнесом и "делали деньги". 

Англосаксы не были в восторге от апартеида, но предпочитали не мешать африканерам. Многие дети англосаксов, настроенные более радикально, в отчаянии эмигрировали в Канаду или Австралию. Иногда мне кажется, что израильские левые в конце концов утешат свои несбыточные мечтания тем же способом. 

Автор - ведущий политический обозреватель "Едиот ахронот"

Полный текст на иврите - здесь