Речь Беннета в ООН: "новый курс" не всегда стыкуется с реальностью. Мнение

Израильский обозреватель детально проанализировал первое выступление израильского премьера в ООН после завершения эпохи Нетаниягу

Надав ЭяльОпубликовано 22:30, 27/09/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Ави Охайон, ЛААМВыступление Нафтали Беннета в ООН (Фото: Ави Охайон, ЛААМ)

Речь премьер-министра Беннета на Генассамблее ООН стала испытанием на зрелость для лидера Израиля, пришедшего на смену  Биньямину Нетаниягу. Внешнеполитическая риторика Нетаниягу всегда усиливала его позиции на внутриизраильском политическом поле. В меньшей степени его речи производили впечатление в мире - зачастую влияли мало, иногда эффект даже был отрицательным, к примеру выступление в конгрессе. Но неизменно вызывали восхищение в Израиле.

Когда этот элемент стал очевиден, Нетаниягу начал планировать зарубежные выступления в соответствии со своими политическими потребностями внутри страны. 

Эти шоу якобы публичной дипломатии на самом деле были инструментом внутренней политики и прекрасно обслуживали  интересы предыдущего премьер-министра.

Фото: Ави Охайон, ЛААМНафтали Беннет в кулуарах ООН (Фото: Ави Охайон, ЛААМ)

Беннет, в отличие от Нетаниягу, позаботился о том, чтобы журналисты заранее узнали о направленности его будущей речи - без плакатов в руках и дополнительных аксессуаров. Выступление готовилось как речь серьезно подготовленного государственного деятеля. 

Речь Беннета на Генассамблее ООН, безусловно, удалась. Премьер-министр представил сбалансированную, классически израильскую речь. 

Его английский с американским акцентом и израильскими оттенками был очень уместен. В речи было и еще кое-что не менее важное: она была политически весомой, масштабной. 

Такими свойствами зачастую обладали речи Нетаниягу. А у Беннета до недавнего времени в заявлениях на английском этой весомости не хватало. Но теперь она обозначилась.

Фото: KHAMENEI.IR , AFPВысший руководитель Ирана Али Хаменеи (Фото: KHAMENEI.IR , AFP)

Нападки на Иран были понятны, как и ожидаемые разоблачения ("Мы знаем, что не только Иран обладает ударными беспилотниками, да-да").

Но что еще важнее - это завуалированная угроза реального военного удара, поскольку "одними разговорами центрифуги не остановить".

Беннет, конечно же, понимает, что решение об атаке на иранские объекты целиком и полностью зависит от успеха или провала переговоров по новой ядерной сделке. Если она провалится - возникнет возможность для удара. Если же соглашение будет подписано, Израиль не сможет действовать вопреки позиции США. 

Таким образом, целью выступления израильского премьера было продемонстрировать "обратный отсчет", постоянную угрозу со стороны Израиля. Публичные упоминания военного варианта решения ситуации, в сущности, обслуживают американские интересы.

На этом фоне резко выделялось полное отсутствие упоминаний о палестинской проблеме. Но оно, несомненно, работало на внутриполитические интересы Беннета. Он явно хочет, чтобы СМИ отметили этот момент, что станет доказательством последовательности его позиции и верности принципам правого лагеря.

В целом изображаемая картина глобальных изменений в международной политике Израиля после завершения эпохи Нетаниягу не очень отражает действительность. Возмездие Ирану упоминалось более 30 раз, но о секторе Газы, гораздо более насущной с точки зрения внешней политики Израиля проблеме, было сказано лишь однажды.

На протяжении речи Беннет неоднократно предпринимал попытки представить некую "инновационную израильскую модель" по целому ряду вопросов, наиболее важный из которых - формирование правительства. 

Он отметил, что нас постигла "эпидемия политической поляризации" и то, что правые и левые смогли объединиться в его правительстве. Так политический инцидент превратился в предназначение.

Это определенно именно то направление, о котором мы слышали в прошлом от Беннета и других представителей правительства. И оно будет иметь определенные последствия. 

Соединенные Штаты положительно и уважительно отзываются о новом правительстве и модели, на которой оно базируется. Но, что важно подчеркнуть, на международной арене самым важным будет его жизнеспособность.

То, что правительство сформировано на базе, казалось бы, невозможной коалиции, вовсе не редкость в мире. Прямо сейчас, после выборов, в Германии рассматривают возможность создания нескольких вариантов "невозможной коалиции".

Фото: Амит ШаабиОтделение коронавируса в больнице "Хадасса" (Фото: Амит Шааби)

Самый заметный авантюрный элемент речи Беннета - конечно же, акцентирование внимания на политике его правительства в борьбе с эпидемией коронавируса.

Премьер-министр несет ответственность за положение в стране, при котором число пациентов в тяжелом состоянии одно из самых высоких в мире, высок уровень смертности и заболеваемости. Презентация этой ситуации как образца успешных действий просто напрашивается на критику.

Израиль в эпидемическом плане противостоит многим трудностям: у нас высокая плотность населения, большая доля детей и молодежи в составе населения (и, как следствие, недостаточно высокий охват вакцинацией), ослабление иммунного ответа с течением времени после вакцинации, значительные расходы на меры социального дистанцирования.

Одно дело - попытаться превратить ситуацию, в которой правительство настаивает не вводить ограничения, в своего рода идеологию для внутреннего употребления. И совершенно другое - говорить об этом по-английски с трибуны ООН. 

Тут или пан, или пропал - все будет зависеть от дальнейшего развития эпидемической ситуации в ближайшие месяцы. Премьер-министр видит данные, которые в краткосрочной перспективе показывают ожидаемое значительное снижение заболеваемости, но его речь будут помнить гораздо дольше, чем несколько месяцев.

Автор - ведущий обозреватель "Едиот ахронот"

Полный текст на иврите - здесь