Тренер Линой Ашрам: "Ей стоит только захотеть - и еще одна олимпийская медаль будет нашей"

Аелет Зусман рассказала о трудном пути к олимпийскому золоту и о планах на будущее

Гилад Ялон Опубликовано 22:07, 06/09/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: семейный альбомЛиной Ашрам и Аелет Зусман в Токио (Фото: семейный альбом)

Аелет Зусман, тренер Линой Ашрам, уверена в том, что израильская гимнастка через 3 года после победы в Токио сможет вновь завоевать олимпийское золото, - если только захочет. Об этом она сказала в интервью корреспонденту Ynet в понедельник, 6 сентября.

Зусман, в прошлом чемпионка Израиля по художественной гимнастике, ушла из спорта в 17 лет, когда у ее сестры обнаружили серьезное онкологическое заболевание. "Я думала лишь о том, как помочь сестре", - призналась она. Спустя два года сестра умерла. 19-летняя Аелет попыталась возобновить спортивную карьеру, но долгий перерыв и депрессия сделали свое дело. Со спортом пришлось попрощаться - как оказалось, лишь на время.

В ЦАХАЛе Аелет Зусман служила инструктором по физической подготовке, а затем стала хореографом, готовила программы для гимнасток. Все изменилось, когда она начала работать с 10-летней Линой Ашрам. Талантливая девочка с огнем в глазах покорила сердце Аелет.

Фото из семейного альбомаЛиной Ашрам и Аелет Зусман (Фото из семейного альбома)

Зусман начала заниматься тренерской работой, и постепенно между ней и Линой установилось безраздельное доверие. "Я могла за день до важных соревнований изменить программу, и Линой не задавала никаких вопросов, потому что знала: то, что я предлагаю, - самое лучшее решение", - вспоминает тренер.

По словам Аелет, после четырех лет работы с Линой она окончательно поняла, что эта девочка не просто талантливая, а необыкновенная, с большим будущим. "Я очень требовательна, не делаю ей никаких поблажек, порой веду себя жестко, - призналась Зусман, - но стоит нам с Линой выйти из спортзала, и мы самые близкие подруги".

Аелет Зусман. Съемка: Ярон Шарон (צילום: ירון שרון צולם במכון וינגייט)


Аелет не раз помогала Линой преодолеть душевный кризис. Так было и на первом этапе эпидемии коронавируса, когда Ашрам впала в депрессию и хотела уйти из спорта. "Такое приходится переживать каждому тренеру, - считает Зусман, - но кто-то опускает руки, а я ни разу не сдавалась. И Линой не сдается".

Фото: семейный альбомЛиной Ашрам и Аелет Зусман Фото: семейный альбом (Фото: семейный альбом)

"Когда мы отправились в Токио, я сказала, что мы участвуем в Олимпиаде ради себя, что это нужно в первую очередь нам самим, - добавила тренер. - Я не представляла, насколько важными станут эти соревнования для всего Израиля".

- Мешало ли Линой отсутствие публики на трибунах в Токио?

- Мы вообще не заметили отсутствия публики. Думали только о победе. Кроме того, на одной из трибун постоянно был кто-нибудь из израильской делегации, поэтому мы не ощущали пустоту вокруг. Я говорила Линой: "Порадуй меня", и она делала все, о чем я просила, потому что знала: когда я рада, все хорошо. И еще она знала о том, что весь Израиль переживает за нее, радуется и волнуется вместе с ней. Это важнее аплодисментов на трибуне.

- Выбор песни "Хава нагила" для музыкального сопровождения - демонстративный жест?

- Да, для меня было важно наполнить финальное выступление символическим смыслом, продемонстрировать наш сионистский характер. Показать, что гимнастка высочайшего класса - израильтянка. Честно говоря, я боялась мечтать о том, что в зале зазвучит наш гимн в честь победы Линой.

Фото: AFPАелет Зусман и Линой Ашрам (Фото: AFP)

- А ваши объятия после объявления результатов - тоже символ?

- После всего, что мы пережили вместе, обнимать друг друга полторы минуты - это не много, а мало. А потом, когда русские подали апелляцию, мы посмотрели друг другу в глаза - и вновь обнялись. И заплакали. Мне так хотелось, чтобы победу Линой признали!

Фото: семейный альбомЛиной Ашрам и Аелет Зусман в Токио (Фото: семейный альбом)

- У вас замерло сердце, когда Линой упустила ленту?

- Да, на секунду. Но потом я увидела, как она поднимает ленту и продолжает выполнять упражнение, будто бы ничего не случилось. Я в который раз поразилась ее воле и самообладанию и пыталась мысленно поддержать Линой - ведь это упражнение было далеко не последним. А потом сказала ей: "Неважно, сколько баллов ты получишь. Ты уже на пьедестале почета, вот увидишь!"

Фото: AFPЛиной Ашрам с лентой (Фото: AFP)

- Что вы чувствовали, когда в зале зазвучал гимн Израиля?

- Я слышала музыку, но не воспринимала ее. Это событие такого масштаба, что его нельзя осмыслить сразу. И если бы Линой вообще не получила медаль, я бы не расстроилась. Важна не награда, а путь, который мы прошли вместе.

- Что дальше? 2024 год, Парижская Олимпиада?

- Я буду готовить новое поколение гимнасток, сделаю все, чтобы девочки смогли осуществить свои мечты. Насчет Линой пока не знаю. Мы еще не обсуждали планы на будущее. Но уверена в одном: если Линой мечтает об еще одной олимпийской медали, она эту медаль завоюет. Стоит только захотеть.

Подробности на иврите читайте здесь