Детский иммунолог о вакцинации детей: "Родители должны знать правду"

Доктор Сирил Йоффе, аллерголог и клинический иммунолог из больницы "Шнайдер", в интервью "Вестям" разоблачил мифы о прививках от коронавируса, рассказал о доказанных случаях осложнений болезни, а также объяснил, откуда в Израиле берутся фейки на русском языке

Игорь МолдавскийОпубликовано 10:56, 04/11/2021
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Таль Шахар Д-р Сирил Йоффе (Фото: Таль Шахар )

Споры вокруг вакцинации детей 5-11 лет от коронавируса не утихают в Израиле и в мире вот уже несколько месяцев. Дискуссия сопровождается потоком дезинформации: социальные сети продолжают служить неиссякаемым источником конспиративных теорий и массовой истерии по поводу. Уровень переживаний понятен и объясним: даже люди, ни минуты не колебавшиеся по поводу собственной вакцинации, опасаются за детей. Малопонятные термины: миокардит, постковидный синдром, PIMS – пугают и настораживают. Накануне обсуждения этой болезненной темы в минздраве, 4 ноября, "Вести" пригласили к разговору д-ра Сирила Йоффе, специалиста по детской аллергии и клинической иммунологии в педиатрической больнице "Шнайдер". 

- Д-р Йоффе, давайте представим себе ситуацию, с которой вам наверняка уже приходилось сталкиваться в вашей практике, а если нет – это наверняка произойдет в скором будущем. К вам обращается мать двух детей, допустим 5 и 8 лет, и спрашивает: "Доктор, не знаю, что делать с вакцинацией детей. Я сама привилась тремя дозами и, что называется, была первой в очереди. Но что делать с детьми – ума не приложу". Вы можете понять ее опасения?

- Конечно, я сам отец детей, находящихся в похожем возрасте, поэтому все страхи и переживания родителей мне очень близки и понятны. Но давайте не забывать, что пока вакцинация детей 5-11 лет в Израиле еще не разрешена. Поэтому все, что я могу сделать – это сообщить вам все известные мне данные о болезни COVID у детей. Это и будет нашей точкой отсчета.

- Что ж, давайте разберемся. 

- Начнем с известных всем фактов. Мы знаем, что дети переносят эту болезнь иначе, чем взрослые. Но – это не значит, что дети не болеют вообще. Поэтому нам важно знать, что произошло с переболевшими детьми, которые были госпитализированы. Здесь необходимо остановиться на осложнениях, которые мы наблюдали у детей и которыми не страдают взрослые. Это прежде всего синдром мультисистемного воспаления (PIMS) и то, что мы называем постковидным синдромом (Long COVID). По статистике, опубликованной в медицинских журналах, 1 из 900 заболевших детей попадает в больницу – либо из-за коронавируса в тяжелой форме, или же из-за мультисистемного воспаления. 

- Эта статистика верна и для Израиля?

- В нашей стране около полумиллиона детей заразились коронавирусом. Это примерно треть от общего числа зараженных. 400 из них были госпитализированы, у 150 развился мультисистемный воспалительный синдром. Это более или менее соответствует общемировой статистике. 

- Расскажите, что представляет собой это заболевание – PIMS?

- Этот синдром проявляется через 3-4 недели после острой стадии заболевания. Отмечу, что он может развиться и в случае бессимптомного хода болезни, когда ни ребенок, ни его родители вообще не знают, что тот переболел коронавирусом. Это заболевание поражает как минимум 4 органа или системы детского организма. Например, кардиоваскулярную или неврологическую системы, почки, печень – как минимум четыре. Все это сопровождается высокой температурой. Это мультисистемный воспалительный процесс, самым опасным результатом которого является сердечная недостаточность. Это приводит к тому, что врач вынужден применять сильные препараты, поддерживающие работу сердца и артериальное давление. 

- Это опасно для жизни?

- Опять же, отвечу данными, опубликованными CDC (Центрами по контролю и профилактике заболеваний США). В Америке по данным на начало октября 2021 года 5217 детей были диагностированы с этим синдромом. 46 из них скончались. Средний возраст заболевших – 9 лет. 40% были в возрасте от 6 до 11 лет. Из всех заболевших детей 60-70% попали в реанимацию. Таким образом, в одном случае из каждых 3200 ребенок пострадал от этого заболевания. 

- В Израиле были смертные случаи?

- Да, скончался один ребенок, а 150 детей заболели PIMS. Таким образом, соотношение похожее. И не будем забывать, что у многих детей наблюдалась сердечная недостаточность и после окончания острой стадии этого заболевания – мультисистемного воспалительного синдрома. 

- Вы упомянули постковидный синдром как осложнение, характеризующее детскую заболеваемость. У взрослых этого не наблюдается?

- У взрослых этот синдром выражается меньше. Буквально перед нашим интервью я поговорил с коллегой – заведующей отделением кратковременной госпитализации в детской больнице "Шнайдер". Я поинтересовался у нее, что они наблюдают в связи с постковидным синдромом. Она объяснила так: это заболевание, может, и не представляет опасность для жизни – с одной стороны. Но с другой – это осложнение наблюдается у многих детей. По американской статистике, около 10-20% переболевших коронавирусом детей, неважно, проходила ли болезнь легко или тяжело, остаются с какими-то последствиями после выздоровления – это и есть постковидный синдром. 

- Каковы могут быть последствия?

- У одних это просто слабость, у других – мышечная боль, проблемы с концентрацией внимания. Мы сталкивались со случаями, когда переболевшие дети – активные, спортсмены, участники соревнований, вроде бы выздоровели от COVID, но даже через год после этого не в состоянии пройти более 100-200 метров, они начинают задыхаться. 

- Теперь посмотрим на ситуацию с другой стороны: да, коронавирус – опасное заболевание, и для детей тоже. Но мы имеем дело с относительно новым препаратом, для которого FDA выписал даже не постоянное, а экстренное разрешение для использования. О долгосрочных последствиях мы понятия не имеем, и поэтому родители опасаются. Вы можете их понять?

- Я, конечно, могу их понять, у меня самого дети в этом возрасте. И конечно же – прежде чем решиться на вакцинацию, я собрал как можно больше информации, интересовался, изучил тему. Но я не могу пока ничего сказать, потому что решения по поводу вакцинации детей в Израиле еще не принято. 

- Но после того, как оно будет утверждено?

- Тогда я, конечно, же захочу, чтобы мои дети были привиты. Нужно понимать: расхожее мнение о том, что дети не болеют COVID, относилось к первоначальному штамму вируса, с которым мы столкнулись почти два года назад. Вирус "Дельта" показал, что это уже далеко не так. Эта мутация поражала детей гораздо больше, чем в прошлом. 

- Иными словами, опасность осложнений после коронавируса гораздо серьезнее, чем потенциальный вред от прививок?

- В связи с прививками мы знаем об одном потенциально опасном осложнении – развитии миокардита. По израильской статистике, миокардит развился у одного из 6600 привитых детей. У 95% детей миокардит прошел гладко, они быстро восстановились, оставшиеся 5% восстановились после нескольких недель и не должны сегодня принимать никакие лекарственные препараты. И, конечно, не было летальных случаев по этой причине. 

- В отличие от детей, переболевших PIMS?

- Или коронавирусом в тяжелой форме. Да, очень многие из них вынуждены до сих пор принимать поддерживающие лекарства для работы сердца и других органов. 

 Д-р Сирил Йоффе

Сирил Йоффе репатриировался в Израиль из Львова в 1991 году, в возрасте 11 лет. Он учился на медицинском факультете Будапештского университета, затем переехал в Оксфорд, где прошел стажировку. После возвращения в Израиль д-р Йоффе закончил ординатуру в детской больнице "Шнайдер", где потом начал специализацию по детской аллергии и клинической иммунологии. 

- Д-р Йоффе, а как дело обстоит с различными аллергиями на вакцинацию?

- В Израиле было привито около 6 млн человек. Так вот, после первой дозы нам было известно о 6-10 случаях серьезных аллергических реакций, после второй их было только 2-3. По статистике, трудно найти другой препарат, который был бы настолько безопасен для использования – с точки зрения различных аллергических последствий. Это официальные данные, опубликованные израильской комиссией по контролю над вакцинацией. Они выпускают презентации по теме каждые несколько месяцев, их можно легко найти в интернете. 

- Позвольте личный вопрос. Вы снялись в рекламном ролике минздрава в поддержку вакцинации детей. Мы знаем, что врачи, активно выступающие за вакцинацию в СМИ, нередко подвергаются оскорблениям и угрозам со стороны антипрививочников. Вы не боитесь?

- Прежде всего, я никого не заставляю ничего делать. Моя задача – в доступной для широкой публики форме рассказать ей про данные, собранные в Израиле и в мире по поводу этого заболевания, методах его лечения и предотвращения. Имея эту информацию, каждый должен принять решение самостоятельно, для себя и для своих детей. Я не агитирую, а даю информацию. Не думаю, что из-за этого я должен подвергаться каким-то угрозам. 

- Вы записали ролик минздрава на русском языке. К русскоязычному населению нужен свой подход при объяснении важности вакцинации?

- Думаю, что да. К примеру, дедушка и бабушка моей жены смотрят преимущественно Первый российский канал. И да, там часто предоставляется слово противникам вакцинации, с особенным упором на противников западных вакцин – производства Pfizer и других. С другой стороны, там постоянно хвалят "Спутник" и другие российские препараты, утверждая, что это – единственный достойный вариант. Люди этому верят, и дело иногда доходит до абсурда. Вот вам лишь один пример: израильский врач-педиатр выписала ребенку антибиотик. Родители пришли в аптеку, обнаружили, что это лекарство - производства компании Pfizer, и не купили! 

- В таком случае, как объяснять нашим бабушкам, находящимся под влиянием российской пропаганды, необходимость вакцинации – здесь и сейчас?

- Я верю в важность предоставления правдивой и проверенной информации, но каждый должен решать для себя. Насильно заставлять тебя в Израиле никто не будет. Но факты важны, особенно на фоне потока дезинформации в социальных сетях, по телевидению и практически везде. Сомневающимся рекомендую также подойти к своему лечащему врачу или к педиатру и поинтересоваться его мнением. 

- Каков шанс, что такой сомневающийся натолкнется на врача-антипрививочнка? Ведь не секрет, что не все медицинские работники привились сами.

- Да, это правда. Врачи также вольны принимать решение каждый для себя, обладая той же информацией и исходя из собственного опыта. Так что за других людей я отвечать не могу, готов озвучивать только свое мнение по этому вопросу. 

- Получается небольшой парадокс: с одной стороны, каждый решает сам для себя, но с другой - нам говорят, что без серьезных процентов вакцинации детей мы можем забыть о коллективном иммунитете. Как это можно сбалансировать?

- Если честно, вся шумиха вокруг коллективного иммунитета на сегодняшний день отошла на второй план. Есть люди, переболевшие дважды, в том числе и дети. Поэтому не уверен, что на коллективный иммунитет можно расчитывать в ближайшее время. Нам нужно научиться жить параллельно с коронавирусом, сделать так, чтобы сократить до минимума процент тяжелого варианта заболевания. Чтобы можно было продолжать работать, учиться, отдыхать – в общем, жить. С другой – важно обеспечить, чтобы больницы не были переполнены и чтобы медики не работали на износ в течение продолжительного времени – это тоже очень важный аспект.