Илья Аксельрод: "Живу благодаря чуду: моя прабабушка дважды спаслась в Холокосте"

Известный актер и стендапист впервые рассказал "Вестям" поразительную историю спасения его семьи во время Катастрофы

Ноа Лави, Вести
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית
Фото: Eva Roche, сайт Марша жизни Илья Аксельрод и его табличка на сайте Марша жизни (Фото: Eva Roche, сайт Марша жизни)

8 апреля Израиль отметит День памяти Холокоста, а сейчас тысячи израильтян, от президента до рядовых граждан, подписывают таблички памяти на сайте Марша жизни. 8 апреля эти таблички возложат перед Освенцимом как дань памяти погибшим и доказательство, что еврейский народ жив. Подписал такую табличку и Илья Аксельрод - популярный израильский стендапист, актер и продюсер. История Холокоста для него - глубоко личная, связанная с собственной семьей. Во вторник, 6 апреля, он рассказал об этом "Вестям".  

"В моей семье во время Холокоста погибло немало родственников - если бы я стал перечислять все имена, они бы не поместились на одну табличку Марша жизни. Поэтому я решил написать посвящение всем тем, кто в те чудовищные времена, находясь в сущем аду, когда евреев пытались лишить всего человеческого,  умудрялся сохранить способность творить, писать, рисовать, сочинять колыбельные - до последней минуты жизни. Для меня это и есть истинная победа человеческого духа над злом. 

Эта тема близка мне профессионально. На своей табличке для Марша жизни я написал: "Занимаясь творчеством в Израиле, я помню о тех, кто в темные времена Катастрофы в нечеловеческих условиях, глядя смерти в глаза, писал стихи, картины, музыку, пьесы и сочинял колыбельные песни. О тех, кто вопреки стараниям злодеев сохранил свою человечность до последнего. Я помню".

А затем Илья Аксельрод рассказал о глубоко личном.

Фото: Eva RocheИлья Аксельрод (Фото: Eva Roche)

"Я репатриировался в Израиль ребенком. Впервые про Холокост (на иврите - Шоа, Катастрофа) услышал где-то в классе третьем. Но странное дело: я никогда не связывал то, что услышал в школе, со своим семейным прошлым, c расстрелянными родными.  В моем детском сознании жили Шоа с фотографиями концлагерей, Освенцима, нацистской Германии - и Вторая мировая война на территории СССР, где в советских деревнях расстреливали и закапывали в землю евреев. Эти две темы как-то не сливались для меня в одну, пока я не подрос и не понял, что, по сути, это части одного огромного ужасного события. Подход израильской школы этому пониманию совершенно не способствовал, к сожалению, - там тема трагедии советского еврейства фактически отсутствовала. 

- В вашей семье говорили о том, что произошло во время Катастрофы?

- Нет. Наверное, не хотели пугать меня, когда я был маленьким. Но какие-то подробности я знал, потому что это была часть нашей семейной жизни. Например, вчера, 5 апреля, у моей бабушки Дины Яковлевны был день рождения по паспорту. Почему по паспорту? С этим связана такая история, которую мне рассказывали в детстве. 

Бабушкину маму, мою прабабушку, немцы расстреливали дважды - но оба раза она чудом уцелела. От страшного шока у нее помутилась память, и она забыла дату рождения собственной дочери. "Прабабушка рожала зимой, но была в таком состоянии, что пришлось отдать дочку временно в детский дом, - говорили мне. - Там датой рождения малышки записали день поступления в учреждение. Позднее семья воссоединилась - но запись осталась. Мы же отмечаем ее день рождения 14 февраля, хоть и не знаем, точная ли это дата".

Я эту историю в детстве слышал - но никак не связывал с тем, что мои родные -  евреи. Лишь потом узнал, как они прятались в погребе, как выживали и спасались. Тогда-то я и понял, что это и есть Катастрофа, Шоа, Холокост. 

Мне кажется, что по сей день в израильском восприятии Катастрофы история советского еврейства не заняла собственного места. Это искажение прошлого, которое необходимо исправить, и сделать это нужно уже сейчас, пока есть еще живые свидетели. 

- Почему вам важно участие в виртуальном Марше жизни ?

- Это малая часть того, я могу внести в нашу общую еврейскую память. Наша миссия - помнить все важные вехи в истории народа, как победы и радости, так и чудовищные события, такие, как Холокост.  А поскольку свидетелей тех событий все меньше, мы обязаны участвовать во всех мероприятиях, виртуальных и реальных. Таким образом каждый добавляет свое в коллективную память и передает ее дальше. Может быть, моя табличка напомнит кому-то об истории его семьи, и он тоже захочет написать свою. 

►Как принять участие в виртуальном Марше жизни

Десятки тысяч израильтян уже подписали таблички памяти на разных языках, в том числе на русском. Среди них - и кумиры публики Евгения Додина и Владимир Фридман. Интервью "Вестей" с ними можно прочитать здесь:

Как Евгения Додина рассказала со сцены в Германии о погибшей бабушке Хаве

Как Владимир Фридман поселился в гостинице Освенцима: "Мне стало плохо"

Вы тоже можете подписать свою табличку, и в День памяти Холокоста она присоединится ко всемирному Маршу жизни. 

 Читать еще о виртуальном Марше жизни и подписать табличку памяти на русском языке можно здесь