Сержант ЦАХАЛа, ставший вице-чемпионом мира: интервью с Артемом Долгопятом

Уроженец Днепропетровска вошел в историю израильского спорта, первым став серебряным призером чемпионата мира по гимнастике

Нево ЗивОпубликовано 18:08, 02/11/2017
תמונה כלליתתמונה כלליתתמונה כללית

צילום: AFPАртем Догопят на чемпионате в Монреале. Фото: AFP
 

В этом году Артем Долгопят виртуозно исполняет доскок. "В Баку я решил показать один очень трудный и опасный элемент - тройное сальто назад. Его называют именем гимнаста восьмидесятых (чемпиона Олимпийских игр 1988 года) Валерия Лукина, впервые исполнившего его в вольных упражнениях. После этого нужно бы приземлиться на ноги".

- А ты?

- На шею. Устроители соревнований решили, что в зале слишком светло, включили только один прожектор, и получилось цирковое шоу, а не гимнастика. Я разбежался, прыгнул, но из-за мгновенного ослепления выпрямился не вовремя и приземлился на шею. Было больно и страшно, уже думал, что пропал. Но осталась только трещина в пальце. Назавтра включили полный свет.

 

Артем Долгопят в Монреале 

На недавнем чемпионате мира по спортивной гимнастике в Монреале Артем встал на ноги. За вольные упражнения он получил 14,533 балла и серебряную медаль, став первым израильским гимнастом, добившимся такого результата.

Израильские журналисты не могут выговорить его фамилию, говорят, странная она. "Я сам не знаю, что означает моя фамилия, но узнаю". 

Фото: Дана КопельВо время выступления. Фото: Дана Копель
 

Еще недавно Артем считался перспективным "талантом" ("может, через несколько лет...") и наследником лучшего израильского гимнаста десятилетия Алекса Шатилова - отличного специалиста в вольных упражнениях. Артем чуть не упустил свой шанс: "За две недели до чемпионата мира почувствовал боль в правой ноге. За несколько дней до полета прекратил прыгать, даже не мог ступить на ногу, настолько больно было. Физиотерапевт Адам Бадир перевязал ногу и дал с собой обезболивающих. В предварительных соревнованиях почувствовал себя лучше, но в финале опять на ногу было не наступить. Во время разминки упал - ничего не получалось. Надеялся на выброс адреналина и в то время не знал, как бы выполнить упражнение, не упав. Несколько дней до финала прокручивал в голове упражнение - как приземлиться, где приземлиться, закрывал глаза, думал".

Восемь лет домом ему служит спортзал сборной по гимнастике в Адар-Йосефе. Здесь он звезда. Не исключено, что через несколько лет кто-то из сегодняшних детей будет рассказывать, что видел Долгопята.  

Фото: Гимнастическое общество ИзраиляВо время выступления. Фото: Гимнастическое общество Израиля
 

Я спрашиваю, где медаль. Артем отвечает: в сумке. Подходит к сидящей здесь же подруге Маше, достает и показывает.

Подруга Артема, студентка, живет в Белоруссии, вместе они уже полтора года. "Познакомились, когда я был в тренировочном лагере, встречаемся раз в два месяца, когда выпадает момент. Чаще она приезжает в Израиль, но в декабре у меня тренировочный лагерь в Минске". Каждые несколько секунд к нему кто-нибудь подходит, поздравляет. С ним так и норовят пообниматься, зачастую незнакомые люди. Он не знает, что делать с этим: стеснительный парень плюс не лучший иврит. "Вдруг все стали писать, сегодня отвечал на 200 писем. Спать трудно, адреналин, а тут еще телефон звонит беспрерывно".  

Вольные упражнения продолжаются 70 секунд, полшага мимо - долой десятая. Гимнастика - это рутина, повторяющиеся упражнения.

- Как сохранять концентрацию?

- Первая возможность - стать роботом. Вторая - верить в себя, прыгнуть выше головы. Это возможно только при особом состоянии духа.  

- Что чувствовали после медали?

- Будто у меня родился сын.

Младший сержант ЦАХАЛа

В гимнастическом зале Артем - вице-чемпион мира. В ЦАХАЛе - младший сержант. Пока чемпион мира из Японии Шираи Кензо спокойно тренируется, Артем Долгопят служит на базе в Тель ха-Шомере.

- После дня на базе прихожу в зал полумертвым. Спортсмен-отличник должен служить шесть часов, но старшина делает мне поблажки, и я нахожусь на базе только пять.

- Чувствуешь свой вклад в обороноспособность страны?

- Да. Но как гимнаст я даю стране больше.

- Премьер-министр или министр спорта поздравляли?

- Нет.

20-летний Артем - уроженец Днепропетровска, отец работал техником-электронщиком на железной дороге, мать - продавщицей. "После школы шел в мамин магазин, там обедал, она приносила суп из дома".

- Как начинал тренироваться?

- Папа в детстве занимался гимнастикой. Когда мне исполнилось шесть, он отвел меня в секцию, и я увидел, как делают сальто, пируэты, прыгают на трамплине. Дети были на два-три года старше, я - самый маленький. Всю жизнь я самый маленький в группе. Вначале занимался один раз в неделю, потом два, три. Тогда это было игрой. Тренер обещал конфеты за выполненные мной элементы. Потом конфеты заменил соком - этакий подкуп. Но папа начал ставить конкретные задачи. В 11 лет я уже тренировался ежедневно по 4-5 часов.

- То, что ты еврей, влияло?

- Я ничего не знал о еврействе. Антисемитизма среди детей не было. Бабушка - еврейка, я знал это, но считал себя украинцем по месту рождения. Когда мне исполнилось 12, стало плохо, в стране не было денег, родители тяжело работали, чтобы поддержать семью. Я к тому времени был двукратным чемпионом Украины в своей возрастной категории, тренер говорил, что меня хотят видеть в Киеве, готовить в сборную, что надо перебираться в интернат. Тогда родители сказали: едем. Мне казалось странным ехать туда, где никогда не был, я не знал, что такое Израиль. Приехали в июне, дышать невозможно. Родители с самого начала работали и делали все, чтобы я мог продолжить занятия гимнастикой.

Украинский тренер был знаком с израильтянином Владимиром Шайвицем, направившим Артема к Сергею Вайсбургу.

- Тренироваться начал сразу. Другой зал, другие люди, язык другой, но снаряды - те же снаряды.

- А школа?

- Начиналось трудно. Сидел за партой с парнем, репатриантом из Молдавии, приехавшим еще позже. Вместе ничего не понимали. Через несколько недель сказали: есть школа в Тель-Авиве, "Шевах-Мофет". Там было лучше...

Сейчас родители в разводе.  Папа работает в типографии, мама - в гостинице, старший брат устанавливает окна-двери. Он тоже занимался гимнастикой, но быстро бросил.

До боли в спине

- Каждый раз в финалах что-то не складывалось, но два года назад ситуация изменилась, - говорит Артем. В 2015 году он выиграл чемпионат Израиля в вольных упражнениях, где впервые обошел Алекса Шатилова. В этом году было четвертое место на чемпионате Европы в Румынии, он буквально дышал в спину Шатилову, занявшему третье место.

На чемпионате мира - новый успех: у Шатилова - три бронзовые медали чемпионата мира и два финала, зато Долгопят - первый израильтянин - вице-чемпион. Поскольку в финалы на отдельных снарядах могут выйти не более двух спортсменов от одной страны, мешать парни друг другу не будут.

 

Фото: Орен АарониАртем Долгопят. Фото: Орен Аарони
 

- Шатилов был примером для подражания, но ты обошел его...

- Не обошел. У него масса медалей, участие в Олимпиаде. Мы конкуренты, но и друзья. На соревнованиях сражаемся, после дружим.

- Что сказал тебе Шатилов?

- Перед соревнованием - "ты справишься". Потом послал сообщение, позвонил, хвалил.

- У ребят отличная координация, ее не натренируешь, - объясняет Вайсбург. - Достаточно трудно обучить координации, а они родились с этим. Алекс добился очень многого, и если Артем добьется хотя бы половины того, будет замечательно. 

Фото: Дана КопельТренер Артема - Сергей Вайсбург. Фото: Дана Копель
 

Прыжки на ковре обеспечили и скачок в зарплате: Долгопят и Вайсбург получат премиальные ступендии  - по 84.000 шекелей в год. Долгопят также будет получать 8500 шекелей в месяц как член "золотой" олимпийской команды. "Я получаю все, что необходимо, никаких проблем", - говорит он.

Проблема - боли в спине, с которыми он живет три года. В прошлом году он даже взял тайм-аут на три месяца.

- Все началось на молодежной Олимпиаде 2014 года, покрытие было жестким, после прыжков заболела спина.

- Как выглядит твой день?

- Если нет армии, просыпаюсь, тренируюсь, обедаю, отдыхаю, физиотерапия, в половине четвертого - вторая тренировка до семи-восьми вечера.

- А на соревнованиях?

- Волнуюсь, пытаюсь успокоиться, повторяю упражнения, но адреналина больше, чем нужно. С этим тоже нужно уметь справляться.

- О чем думаешь, выходя на помост?

- Ни о чем. Я выполнял каждый элемент минимум тысячу раз, нужно повторить, и все. Я знаю, что могу все сделать чисто. Когда начинаю разбег, все мысли уходят. Прыгаю или кручу сальто, я стараюсь приземлиться на обе ноги, в доскок. Еще в воздухе знаю, как могу закончить упражнение.

- Страх присутствует?

- Когда разучиваешь новый элемент, боишься. Потом уже выполняешь на автопилоте.

- Что думаешь насчет Олимпийских игр в Токио?

- До Олимпиады еще есть три года, три чемпионата Европы и два чемпионата мира. Я хочу двигаться вперед, неуклонно, шаг за шагом. Но что будет - неизвестно.

- В характере Артема есть стремление постоянно учиться, он идет только вперед и не оглядывается никогда, - заключает Вайсбург. - Несколько лет назад я сказал ему, что есть такой Шираи Кензо, он должен смотреть только на него. И вот Артем второй после Кензо. Пока второй.

- Этот японец, который взял первое место, настоящий гений, но мне нравится идти своим путем, - добавляет спортсмен. - Он на голову выше других, между нами был разрыв 1,1 балла. То есть даже если бы он упал, он бы получил такую оценку, как я, представляете?

- Не надоело крутить сальто?

- Иногда я устаю от этого, но нет, не надоело. После чемпионата мира я несколько дней отдыхал, взял отпуск в армии. И от гимнастики тоже.